Maps/ Карты

(4 video-mechanical installations. Stella Art Foundation. 4 video-mechanical installations, 3 dvd-videos, mulls, pumps. 4 карты : 2 видео-проекции на принты, 2 принта упакованные в коробы из стекла. 1х0,7м.)



took part in
"Maps". Personal exhibition. Stella Art Foundation. Moscow. 2008
“Russian Povera”. Project idea Sergey Gordeev, Curator Marat Guelman, River Station Hall, Ordzhonikidze St., 2, Perm. 2008

1/5 in collections: Moscow House of Photography and Multimedia, Stella Art Foundation











Серия работ с различными картами. Исследование посвещенно реальности и симуляции естественных процессов. Диалогу живого и неживого.



1

(Принт карты, короб из стекла, наклонная основа, компьютер с жк монитором и веб-камерой, хирургический стол, чашки петри, питательная среда, плесень)











2

(Принт карты, короб из стекла, наклонная основа, насосы, емкость с черной жидкостью, таймер, система из датчиков)













3,4

(Принты карт, двд-видео)













































Илья Трушевский. Карты

Большинство работ художника основывается на принципе иллюзии. При этом работа материальной или виртуальной конструкции, рождающая его "чудесные картинки", неизменно остается в тени (не сказать – в темноте), производя эффект магического рождения образов "из ничего". Все происходит как бы самопроизвольно. Световой блик перемещается по рельсу; "солнечные" зайчики вылетают из птичьих клеток, рассыпаясь в пространстве; ненастоящие мушки суетятся на реальной карте. А ночные отражения таинственно перемещаются по стенам; и жидкость, черная, как кровь земли, сочится из молочно светящихся каплевидных ламп, позаимствованных из метропоездов.

Трушевский последовательно эксплуатирует возможности света, что, конечно же, естественно для человека, выросшего в эпоху "экранных искусств". Однако свет – лишь очевиднейшая, но не единственная из материй его иллюзиона. Нынешний проект с географическими картами как раз и дает представление об альтернативах эффектам laterna magica в творчестве этого автора. К уже названным (проекционным) чудесам здесь добавляются "волшебные предметы". И если стандартная физическая карта драматически "меняет кожу", а транспортная анимирует динамику перемещения многообразных грузов не без помощи светового луча, то карты водных артерий и растительности оживают почти взаправду. Первая раз за разом претерпевает "всемирный потоп" в миниатюре, вторая же служит почвенным субстратом зарослям разноцветной плесени.

Показательно, что большая часть использованного "географического материала" представляет собой карты СССР: страны, отошедшей в историю синхронно с детством художника. Отчего можно предположить, что привязанность к маленьким чудесам, так же как любовь к старо-советским атласам относится к единому полю его персональной инфантильности. Конечно же, инфантильности не в медицинско-диагностическом, а только в том смысле, что основные психические матрицы формируются у нас в детстве, впоследствии чудно и прочно сплетаясь меж собой. По мере удаления – в пространственном и временном отношении – вещи и понятия становятся все более манящими. Географические перемещения здесь оказываются в одном ряду с путешествиями в иные эпохи. И если удел стареющих художников – эстетические поиски в секторе обычных материалов, устоявшихся форм и повседневных тем, то сознание новых поколений неумолимо стремится к горизонту "дальних небес".

Онтогенез (индивидуальное развитие), как известно, повторяет филогенез (эволюционное развитие), и популярной сегодня страсти к магическим предметам имеется прецеденты в истории. Одним из них выглядят т.н. кабинеты редкостей, они же кунсткамеры 16-17 веков (поздний пример – петровская Кунсткамера в Петербурге, откуда родом автор нынешнего проекта). В этих кунсткамерах (буквально: "камерах искусства", поскольку искусством прежде почиталось любое истинное мастерство, в своих свершениях соперничающее с творчеством натуры) собирали разнообразную историческую и заморскую экзотику наряду с природными, техно-научными, культовыми и художественными странностями: вне всякой музейно-научной классификации и иерархии, как сокровища, равным образом поражающие воображение. Они-то и являются идеальным вместилищем для "магических карт" Ильи Трушевского.

Stella Art Foundation









The maps of plants of USSR also take part in RUSSIAN POVERA
A SERGEY GORDEEV PROJECT
RIVER STATION HALL
ORDZHONIKIDZE St. 2, PERM
SEPTEMBER 25, 2008

CURATOR - MARAT GUELMAN











концепт, варианты

первоначальный

продолжение с плесенью

продолжение с жидкостями







В зале Stella Art Foundation на Мытной открылась выставка Ильи Трушевского "Карты". Биополитические эксперименты многообещающего автора рассматривала ИРИНА Ъ-КУЛИК. Илья Трушевский появился на художественной сцене совсем недавно. Петербуржец, он пару лет назад переехал в Москву, учился в Институте проблем современного искусства (ИПСИ), организованном Иосифом Бакштейном, стажировался в Высшей национальной художественной школе в Париже и вместе с другими выпускниками ИПСИ жил и выставлялся в художническом сквотте в Хохловом переулке, ныне, увы, закрывшемся. Впрочем, без выставочных площадок Илья Трушевский не остался. Его инсталляция "Метро" — убедительно зловещее подземное царство, сочащееся темной жидкостью, похожей на нефть,— показывалась уже трижды: на выставке хохловских сквоттеров в Москве, в галерее "Глобус" в Петербурге и сейчас занимает видное место на выставке номинантов государственной премии "Инновация", на которую господин Трушевский претендует как "молодой художник". Выставка в Stella Art Foundation — свидетельство того, что художник все же не автор одного шедевра. Проект "Карты", в котором использованы настоящие карты Советского Союза, вроде бы выглядит метафорой болезни и разложения этого некогда единого географического организма. Тут есть карта, сочащаяся все той же черной жижей, заставляющей пузыриться условную поверхность и размывающей в кляксы аккуратные обозначения населенных пунктов. "Карта путей сообщения", которая при помощи видеопроекции превращается в набухающие кровью артерии и сосуды. "Карта растительности СССР", прорастающая настоящей плесенью разных видов: белесым пушком, ржавыми бляшками, зеленоватой коростой. Образчики этих культур, тщательно собранные в стоящие тут же чашки Петри, особо дотошные зрители могут изучить при помощи лупы. Но самые страшные изменения переживает (опять-таки при помощи видеопроекции) "Карта России и сопредельных государств". Под "кожей" условной разметки творится что-то неладное. Вздуваются волдыри, набухают гематомы, вскрываются язвы — примерно такие "симптомы" в фильмах ужасов предшествуют трансформации человеческого существа в какого-нибудь мутанта или оборотня. У Ильи Трушевского же, судя по всему, карта мутирует в живое существо — в какой-то момент явственно различаешь прорезающийся где-то в районе Владивостока глаз. Проект Ильи Трушевского можно было бы упрекнуть в некоторой плакатности, если бы не было очевидным, что визуальные симптомы интересуют его больше, чем политически грамотный диагноз. Молодой художник вряд ли так уж озабочен распадом СССР (в котором он жил разве что в раннем детстве) и его последствиями. Он работает не с идеологией, но с физиологией, которую преподносит с изощренным эстетством, напоминающим лучшие образчики фильмов ужасов — до буквальных мурашек если не по коже зрителя, то по шкуре того мифического чудища Левиафана, которым предстает СССР.

Географическое вскрытие
// Советский Союз глазами Ильи Трушевского

ИРИНА Ъ-КУЛИК.

Газета «Коммерсантъ» № 42(3859) от 17.03.2008



На эту выставку следует сходить затем, чтобы посмотреть, почему же молодого петербургского художника так полюбили художественные критики, объявившие юное дарование чуть ли не надеждой нашего искусства.

Карты, о которых идет речь в названии выставки, — и в самом деле карты: географические, экономические, транспортные. Они дают очень важную и полную информацию о давно исчезнувшей стране, для многих ставшей чистой сказкой или мрачным преданием. Понятно, что речь пойдет о Союзе Советских Социалистических Республик. В этой прекрасной стране художник провел радостное детство, теперь ему осталось только рассматривать старые карты, столь же интересные, как карты Древнего Египта или интерфейс какой-нибудь компьютерной бродилки. Отчет художника Трушевского о путешествии в эту волшебную страну и сам выглядит как материализованная игрушка. Магический луч показывает движение важных народно-хозяйственных грузов, карта водных артерий взаправду демонстрирует картину всемирного потопа, а карта растительности покрывается странной плесенью. А сверху по пространству этой магической страны порхают какие-то мушки. И никаких тараканов, все как в настоящей жизни, то есть в хорошей большой инсталляции. Очень хочется в эту страну когда-нибудь попасть. Но реальность ее ничем не доказана, билет туда можно получить только в галерее. Впрочем, в саму галерею пока что пускают бесплатно. Но только следует иметь в виду, что из волшебной страны не так просто выбраться обратно, в мир реальный, — процесс затягивает.

Андрей Ковалев

5 марта 2008 / Timeout Москва

Выставка: наглядная география В галерее Stella Art Foundation в воскресенье завершается выставка питерского художника Ильи Трушевского "Карты". Стоит постараться успеть увидеть это зрелище, наглядно демонстрирующее процесс разложения организма-государства - в инсталляции использованы настоящие карты Советского Союза. С картами не всё ладно, точнее, всё окончательно неладно, как и с изображённой на них страной в ещё не очень далёком прошлом: они набухают и пузырятся гнойниками и нарывами (политическая карта), зарастают плесенью и грибком (карта растительного мира), сочатся непонятной и неприятной бурой жидкостью (карта транспортных артерий). Симпатично и апокалиптично.

rb.ru

11.04.2008

Вроде бы чудеса и волшебные превращения одного в другое больше подходят для фильмов про Гарри Поттера, нежели для выставок современного искусства. Но петербуржец Илья Трушевский склонен играть в собственноручную магию, оставаясь при этом в поле контемпорари-арта. Географические карты из атласа он обживает по правилам, которые им самим придуманы, однако могут навеять кое-какие образы из коллективного бессознательного. По картам водных артерий струятся почти настоящие воды, а из карт растительности прет живая растительность. Не чужд Трушевский и экспериментам со светом. Помимо заклинаний у него в арсенале имеются и технические придумки.

Дмитрий Смолев / "Известия"



 




links                          blog                         
     ilya trushevsky 2008   
  icq 309330136   ph +7909 6903020

home

статистика